Что построим: холодные или теплые стены?

Строительная общественность обсуждает плюсы и минусы нормативного законотворчества по теме

В 90-е годы прошлого века в Россию пришли новые зарубежные технологии, что дало импульс для технического перевооружения строительной отрасли, внедрения передовых инновационных решений. Появились современные материалы для отделочных работ, фасадные системы с применением различных утеплителей, стало развиваться каркасно-монолитное строительство и совершенствоваться инженерные системы.

В те годы многие скептики сомневались в необходимости эффективного утепления зданий, применении современных инженерных решений, позволяющих экономить энергетические ресурсы. Помню разговор, который состоялся у меня в одном северном регионе. Толщина стен кирпичного здания, которое занимало управление строительного треста, составляла всего 51 см. Когда я поинтересовался у управляющего трестом, почему не утепляются наружные стены, чтобы снизить расход газа на отопление, то получил ответ, что проще расходовать дешевый газ, которого много, нежели заниматься какими-то «фантазиями». Тогда такое мнение было распространено повсеместно.

Однако постепенно в строительстве стали шире внедряться системы наружного утепления стен зданий и сооружений, которые повышали теплотехнические характеристики. Испытания таких систем проводились, в частности, на базе треста «Златоустметаллургстрой». Программа испытаний реализовывалась Госстроем России совместно с МЧС, ВНИИПО и разработчиками систем. По итогам испытаний выдавалось техническое свидетельство, которое позволяло применять данную систему в строительстве. Начиная с 1997 года, Госстроем, а затем Минстроем России велась эффективная системная работа по внедрению инноваций. В нормативную базу строительства были внедрены Своды правил (СП). Переломным для российских строителей стал 2002 год, когда начали формироваться нормативные и законодательные акты в области энергосбережения. Были актуализированы некоторые нормативные документы, в том числе СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий», СНиП 23-02-2003.

Однако, к сожалению, до сих пор в документах по энергоэффективности имеются некоторые противоречия. Например, кое-где указаны отличающиеся друг от друга разномерные показатели, характеризующие годовую удельную величину, затраты на энергоресурсы (теплоснабжение, вентиляция, горячее водоснабжение, общедомовое потребление электроэнергии).

Не так давно вышел приказ Минстроя от 17.11.2017 г. № 2550/пр «Об утверждении требований энергоэффективности зданий, строений, сооружений». До появления этого приказа заключения о соответствии, а на основании его и выдача разрешения на ввод объекта в эксплуатацию выдавались по правилам, принятым надзорными и административными органами в отсутствие утвержденных требований энергетической эффективности, в соответствии со ст. 55 Градостроительного кодекса РФ. А что было делать? Объекты надо вводить в строй, и основным мерилом, конечно же, был расход тепловой энергии и принятый класс энергоэффективности объектов. Но выставлялись и дополнительные требования — подтверждение испытаний воздухопроводности, обосновывалось требование проведения тепловизионных испытаний, что приводило к дополнительным неоправданным тратам. Указанный приказ в какой-то мере упорядочил общие подходы на данный период. В нем, безусловно, есть позитивные моменты. Одним из них считаю переход на инструментально-расчетный метод подтверждения требований. Это с удовлетворением воспринимается как застройщиками, так и техническими заказчиками. Что до проведения натурных испытаний, так это должны по необходимости решать они сами. Благодаря этому убираются многочисленные барьеры.

Однако этот документ содержит, на мой взгляд, и ряд противоречивых требований. Взять, например, положения, касающиеся уменьшения удельного расхода потребляемой энергии на 40% в 2023 году и на 50% в 2028 году. Конечно, это далекие сроки, но и они придут, а в документе не учтена экономическая составляющая, связанная с затратами на производство теплоизоляционных материалов. Что даст государству экономический эффект в этом случае?

Еще один момент: застройщикам поручено подтверждение требований по энергоэффективности в течение последующих 10 лет по многоквартирным домам и подтверждение один раз в 5 лет по другим объектам. Но, как правило, после ввода объекта в эксплуатацию застройщик к эго эксплуатации не имеет никакого отношения.

Наконец, почему-то сложилось совершенно иное отношение к домам, подлежащим капитальному ремонту. Как будто это — не жилой фонд, который требует повышения энергоэффективности, и все может оставаться на прежнем уровне.

В целом, сегодня наблюдается несколько разноречивый подход к вопросам энергоэффективности и энергосбережения, о чем до сих спорят ученые, чиновники и профессионалы-строители. Хотелось бы, чтобы Минстрой России взял на себя решение данной проблемы и подвел черту под многолетними дискуссиями. Отсутствие координации при разработке и утверждении отраслевых документов по энергоэффективности и применение различных нормативных актов приводит к путанице в подготовке энергопаспортов на законченные строительством объекты. В результате базовый, расчетный и фактический удельный расходы энергоресурсов, как правило, не совпадают, что приводит к проблемам при вводе объектов в эксплуатацию.

Справочно

Сегодня энергетическую эффективность зданий и сооружений формируют:

  • требования к архитектурным, функционально-технологическим, конструктивным и инженерно-техническим решениям;
  • требования к эксплуатационным свойствам отдельных элементов и конструкций зданий и сооружений;
  • требования к используемым инженерным системам;
  • требования к проектной документации и применяемым технологиям и материалам;
  • требования к приборам регулирования и снижению показателей удельного расхода тепловой энергии по годам через пять лет, начиная с 2011 года.

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий