Современный мегаполис. Председатель Москомархитектуры — о будущем столицы

Историческая электростанция ГЭС-2 на Болотной площади сохранится, но в её залах планируется разместить Музей современного искусства. © /

О главных правилах, по которым идёт «перестройка», и о том, что ждёт наш город в ближайшем

будущем, рассказывает председатель Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы Юлиана Княжевская.

«Конституция» градостроителя

Елена Воронова, «АиФ»: — Первый «удар» любых перестроек приходится по архитекторам. Как удаётся «выстоять»?

Юлиана Княжевская: — Когда Сергей Собянин вступил на пост мэра Москвы, перед ним стояло много задач — непростых, масштабных, сложных. Их надо было решать качественно, укладываясь при этом в жёсткие сроки. Поэтому «перестройку» испытало и наше ведомство — я имею в виду разделение должностей главного архитектора и председателя Москомархитектуры. Раньше все полномочия руководителя лежали на одном человеке. Нужно понимать, что работа Москомархитектуры базируется на четырёх основах: это градостроительство, архитектура, благоустройство и транспорт. Архитектура — это лишь одна из четырёх «основ», самая заметная, явная, которая определяет облик города и остаётся в веках. Но не менее важны — пусть и не так заметны — и остальные три «столпа», которые относятся к повседневности, к обычному функционированию города. Вот ими я и занимаюсь на протяжении последних четырёх лет, с тех пор как заняла эту должность, решаю управленческие, регламентные, административные вопросы.

Комфортная среда. Как децентрализация города улучшает условия жизни людей

В этой работе мне очень помогает юридическое образование. Часто приходится разбираться в спорных правовых вопросах. Градостроительство неизбежно пересекается с юриспруденцией: гражданским, земельным, административным правом. Благодаря своему юридическому «базису» я наладила все процессы в Москомархитектуре так, чтобы можно было реализовать масштабные задачи столицы.

— Чтобы реализовывать масш­табные проекты, их надо сначала «превратить» в документ, по которому будут работать и архитекторы, и строители.

— Поэтому для меня самым сложным было принятие Генерального плана города Москвы. Это стратегический документ, устанавливающий основные направления развития города на определённое время. Ген­план был принят в 2010 году, но через два года к Москве присоединили новые территории, и в соответствии с требованием закона нам необходимо было принять Генплан в части этих территорий. Сложность состояла в том, что Москва — это одновременно и субъект Российской Федерации (город федерального значения), и столица, что накладывает на неё определённые обязательства. Нужно было в одном документе «увязать» несколько вещей сразу: во-первых, предусмотреть развитие новых территорий до 2035 года, спланировать дороги, инженерную инфраструктуру, метро, социальные объекты. Во-вторых, учесть нахождение федеральных органов государственной власти, размещение дипломатических представительств. В-третьих, учесть федеральные целевые программы в части Москвы. Кроме того, Генплан столицы должен быть согласован с развитием Московской и Калужской областей, поскольку они являются соседними субъектами РФ (нельзя же, например, довести новую дорогу до границы города и там её оборвать). Одним словом, сложностей хватало, но мы с этим справились, Генплан был принят.

А самым важным для меня был другой документ — Правила землепользования и застройки города Москвы (ПЗЗ). По Градо­строительному кодексу его должны были ввести с 2004 года. Но принятие этого документа несколько лет по разным причинам переносилось. При Сергее Собянине была поставлена задача — правила должны быть приняты. Будучи юристом, Градостроительный кодекс РФ я воспринимаю как своего рода «конституцию», которая мне ближе любых других документов. ПЗЗ — это единые и обязательные для всех правила, по которым развивается город. Они понятные и прозрачные, в них нет никаких разночтений. Это правила, по которым «играют» все независимо от статуса. Когда их приняли, жить стало проще и горожанам, и инвесторам-застройщикам, и госслужащим.

Сочетание старого и нового

— На каком этапе сейчас реализация программы реновации?

— Сегодня закон утверждён, программа заработала. Определены 236 стартовых площадок для переселения. В программу реновации вошёл 5171 дом, среди них мы отобрали 218 зданий, которые не будут снесены, так как они являются историко-архитектурным наследием. Их жители проголосовали за выселение, и они получат новые квартиры, а старым домам мы дадим новую жизнь. Мы сохраним их облик, но «перепрофилируем» эти здания под учреждения, дома культуры, детские образовательные комплексы.

— Многие москвичи опасаются: не появятся ли «под шумок» реновации жилые дома избыточной, так сказать, этажности?

— В кварталах реновации не планируется возводить здания выше 14-го этажа. В самых исключительных случаях может быть принято решение о возведении некоей высотной доминанты. Мало того: в некоторых районах запрещено строить выше 6-го, а то и 5-го этажа — из-за наличия охранных зон объектов культурного наследия, сложившегося городского ансамбля. Но, повторяю, возникновение очень высоких зданий возможно только в редких случаях.

Переедем — будем жить! Депутаты осмотрели квартиры для первых переселенцев

— Что получит город в результате реновации через 15-20 лет?

— Люди получат современный и красивый город. Мы будем строить удобные и уютные «умные» кварталы, в которых всё будет сделано для комфортной жизни горожан. Центральная часть старой Москвы при этом не пострадает. Там, где проходят старые московские улицы, где сохранилось архитектурное наследие, мы должны работать максимально аккуратно, подходить к этим территориям скрупулёзно, просто «вышивать» в условиях старой застройки, чтобы, не дай бог, не нарушить восприятие этих улиц.

Я считаю, что современный город — гармоничное сочетание старого и нового. Пример такого соединения — Триумфальная площадь, где старое и новое находится в полном согласии: площадь и фасады домов, Концертный зал им. Чайковского и качели, монумент и современное озеленение площади.

Реновацию многие воспринимают как снос старых домов, возведение новых и только. Это не так. Реновация — всестороннее изменение городской среды. Это уютные дворы, детские площадки, зелёные уголки, пешеходные маршруты, водоёмы, места для отдыха, маленькие кафе и магазины. Проектировщики, которые приняли участие в конкурсе на оформление кварталов реновации, предложили массу интереснейших решений.

Я очень люблю Москву, родилась и живу в этом городе. Мне хотелось бы, чтобы Москва стала лучшим городом на свете.

Источник статьи

Читайте также:

Добавить комментарий